На главную страницуК карте сайтаКонтактная информация НП «Национальная Медицинская палата»
RussianEenglish
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

Раздел в разработке Раздел в разработке Раздел в разработке Раздел в разработке
О Палате Деятельность
Независимая экспертиза НПМСотрудничество с органами властиЗаконодательство в сфере здравоохраненияОбщественная аккредитация образовательных программСовет по профессиональным квалификациям в здравоохраненииЭтический комитет НМПКомитет по саморегулированиюНепрерывное медицинское образованиеЮридическая поддержкаСотрудничество с Академией РПА Минюста РФ
Экспертный клуб Мероприятия
7 Съезд Союза медицинского сообщества «Национальная Медицинская Палата»Конгресс Национальной медицинской палаты «Российское здравоохранение сегодня: проблемы и пути решения»Конференция «Медицинская помощь и медицинская услуга: правовые аспекты»Лекция «Обстоятельства, исключающие ответственность медицинского работника, за нарушения при оказании медицинской помощи» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Лекция «Порядок работы с обращениями граждан» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Лекция «Особенности гражданского судопроизводства по делам об ответственности медицинских работников (защита прав врача при обращении пациента с судебным иском)» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Лекция «Судебно-медицинская экспертиза: порядок проведения и правовые последствия»Лекция «Оказание медицинских услуг: правовые риски и их предупреждение» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Лекция «Стратегия и тактика защиты по уголовным делам о преступлениях в сфере здравоохранения» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Лекция «Процессуальные и криминалистические особенности проведения проверок сообщений о преступлениях в сфере оказания медицинской помощи и медицинских услуг» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине". 2 часть Лекция «Процессуальные и криминалистические особенности проведения проверок сообщений о преступлениях в сфере оказания медицинской помощи и медицинских услуг» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине". 1 частьЛекция «Коррупция в здравоохранении – вопросы уголовной ответственности медицинских работников» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Лекция «Персональная ответственность медицинских работников за преступления, связанные с оказанием медицинской помощи и медицинских услуг» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Лекция «Перспективы развития уголовного законодательства об ответственности медицинских работников за профессиональные преступления» в рамках цикла "Правовые этюды в медицине"Онлайн-семинар «Трудовое законодательство в сфере здравоохранения: защита прав медицинских работников»Онлайн-семинар «Документарное обеспечение деятельности медицинского учреждения»Онлайн-семинар «Уголовная ответственность медицинских работников»Онлайн-семинар «Медицинские работники и СМИ. Правила взаимодействия»Онлайн-семинар «Претензионный порядок. Правила его соблюдения»Онлайн-семинар «Врачебная тайна: правовые аспекты»Врачи и юристы обсудили правовые риски в медицинской деятельностиРасширенное заседание Совета союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» и вручение Премии Национальной медицинской палатыМеждународная конференция «Независимая медицинская экспертиза как инструмент досудебного урегулирования споров между врачом и пациентом»Он-лайн семинар «Проверки медицинской организации: как правильно подготовиться»Он-лайн семинар «Правовые последствия некачественного оказания медицинской помощи и медицинских услуг»V Съезд Национальной Медицинской ПалатыОн-лайн семинар «Острые вопросы трудового права»Семинар "Организация деятельности комиссии по независимой медицинской экспертизе"Он-лайн семинар: «Дефекты оказания медицинской помощи»Внеочередной съезд Национальной медицинской палатыСеминар по вопросам уголовного права для медицинских работниковСеминар: "Особенности правового регулирования трудовых отношений медицинских работников"Семинар: «Подводные камни» при рассмотрении спорных ситуаций между врачами и пациентамиСъезд и Премия Национальной медицинской палаты - 2014Конференция «Медицина и право»Информационный семинар по повышению правовой грамотностиОн-лайн конференция Л.М. РошаляСовет Национальной медицинской палаты 26 декабря 2013 гСовет Национальной медицинской палаты 27 - 28 сентября 2013 г.
Выступление зам. Министра здравоохранения И. Н. КаграманянаВыступление президента НМП Л. М. РошаляВыступление ответственного секретаря Координационного совета Минздрава и Национальной медицинской палаты М. Н. ЛесниковойВыступление вице-президента Национальной медицинской палаты С. Б. ДорофееваВыступление вице-президента «Опоры России», вице-президента Национальной медицинской палаты Н. В. УшаковойВыступление Президента Общества врачей Латвии Петериса АпенисаВыступление А. М. Резникова (Врачебная палата Германии)Выступление члена Врачебной палаты земли Северный Рейн Ганц-Георг ХубераВыступление председатель Общего Собрания НП «Тюменское региональное медицинское общество» Е. В. ЧесноковаВыступление представителя Медицинской палаты Архангельской области Пышнограевой Н.С.Выступление Исполнительного секретаря ОО «Медицинская палата Алтайского края» В. А. ЛещенкоВыступление Заместителя председателя ОО Новосибирская областная Ассоциация И. В. ВоробьеваВыступление Председателя СРОО «Врачебная палата» Н. Л. Аксеновой
Первый съезд врачей РФВсероссийский общественный форум медицинских работниковВ Москве прошел Всероссийский форум медицинских работниковПервая всероссийская конференция по вопросам саморегулирования
Пресс-центр НМП в регионах
Приглашаем
Наши партнеры
Медицинский вестник

Дело врачей и следователей

26.07.2020

Я с глубоким уважением отношусь к Александру Ивановичу Бастрыкину. Считаю его высокопрофессиональным руководителем.

Мы очень ценим уровень взаимоотношений, который сегодня сложился между Следственным комитетом России и Национальной медицинской палатой (НМП), юридически облеченной представлять интересы всего врачебного сообщества страны.

У нас создана совместная рабочая группа по внесению изменений в законодательство, представители НМП приглашаются на приемы жителей страны, которые проводит председатель Следственного комитета, А.И. Бастрыкин выступал с развернутым докладом на последнем съезде НМП (2019 г.). Большое значение имеет признание следственными комитетами созданной НМП оригинальной независимой медицинской экспертизы, одной из лучших в мире, обезличенной и экстерриториальной, возглавляет которую не медик, а судья или юрист. Наша экспертиза стоит на стороне истины и наказывает и врачей, если они допустили ошибку. Только за последнее время региональные следственные комитеты и Центральный аппарат Следственного комитета России направили на независимую профессиональную медицинскую экспертизу в НМП более 40 дел. И наше взаимодействие развивается и, надеюсь, будет еще активнее развиваться.

Конечно, А.И. Бастрыкин сам не является врачом или конкретно микропедиатром. И он делает выводы на основании тех заключений, которые ему подготовили подчиненные.

Считаю, что следователи, которые занимались делом калининградских врачей, обвиняемых в преднамеренном убийстве новорожденного, просто подставили председателя Следственного комитета.

Следователи заключили, что несчастная женщина родила в Калининграде ребенка недоношенного, но вполне жизнеспособного. Что понимают следователи под термином "вполне жизнеспособного"?

У читателей может создаться впечатление, что ребенок родился недоношенным, но вполне здоровым. Такой розовенький, сразу громко закричал, сам стал дышать и пр. Крайне недоношенного ребенка весом в 700 грамм сложно считать вообще абсолютно жизнеспособным, т.к. смертность у таких детей высокая во всем мире, а у выживших нередко возникают тяжелые, в том числе и неврологические расстройства. Мало того, совсем немного лет тому назад в СССР, а потом и в России не относили вообще смерть ребенка весом до 1 килограмма к причинам младенческой смертности. Умер и умер по естественным причинам. Только в последние годы, в том числе и в какой-то степени при участии автора этой статьи, мы перешли на международные критерии живорожденности.

В данном случае у матери это вторая беременность. Предыдущая закончилась печально. Она жила в Калининграде, но официально нигде не наблюдалась. На сроке 23 недели беременности начались роды. За 54 часа (!) до обращения в родильный дом отошли воды. Родился глубоконедоношенный мальчик. Сразу потребовалась искусственная вентиляция легких, ребенок был заинтубирован и начата комплексная терапия. Он родился по сути в агональном состоянии.

И как при этом следователи могли докладывать руководителю, что ребенок родился "вполне жизнеспособным"?

Далее привожу целиком следующую цитату из интервью председателя Следственного комитета: "Для поддержания жизнеобеспечения ребенка требовались определенные ресурсы, и согласно материалам уголовного дела Елена Белая (прим. и.о. руководителя родильного дома) ресурсы эти на ребенка тратить не желала, предположив, что он все равно умрет позже, что ухудшило бы статистику регионального перинатального центра, куда они должны были направить ребенка для дальнейшего лечения. Поэтому следствием выдвинута версия о том, что врач приняла решение совершить убийство новорожденного, оформив все так, будто он умер при родах".

Зачем же так подводить председателя Следственного комитета?

"Для поддержания жизнеобеспечения ребенка требовались определенные ресурсы, и согласно материалам уголовного дела Елена Белая ресурсы эти на ребенка тратить не желала". О каких ресурсах идет речь? У новорожденного ребенка была болезнь гиалиновых мембран - поражение слизистой дыхательных путей. При этом действительно нужно ввести дорогой препарат куросурф, стоимость которого составляет более 25 тыс. рублей. Когда следователи начали свою работу, они обвинили врачей в том, что куросурф не вводили и экономили на ребенке. Потом это обвинение отпало, так как было доказано, что куросурф все же вводили. Кроме этого ребенок получал всю необходимую инфузионную терапию и не только.

Спрашиваю региональных следователей: о каких ресурсах идет речь, которых ребенок не получал, и на чем экономил родильный дом? И еще раз спрашиваю их: зачем ставить руководителя Следственного комитета в такое неудобное положение?

И далее следователи для своего руководителя подготовили следующую идею, суть которой заключалась в том, что новорожденного нужно было убить, чтобы не ухудшить статистику регионального перинатального центра. При чем здесь другое учреждение - перинатальный региональный центр? Речь могла идти о статистике самого родильного дома, но не регионального центра. И если исполняющий обязанности главного врача родильного дома просила действительно определить его как мертворожденного и подделать историю болезни, то она должна за это ответить по закону, но это не имеет никакого отношения к "убийству" ребенка.

Цитата из статьи: "Выводы о квалификации были сделаны на основе совокупности доказательств: заключения комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы о причине смерти ребенка, спектрографической и других экспертиз".

Самое интересное здесь в доказательстве того, что "ребенка убили" в результате введения магнезии - спектрографическое исследование. Этим исследованием определялись 27 показателей. Из них приведены результаты только 9 показателей. Из них повышенными нашли железо, медь, магний и цинк в печени, почках и желудке. Исследователь сделал две оговорки. Первое, что исследование проведено в пределах чувствительности используемой методики, и какая это чувствительность, нам неизвестно, и второе, что полученные показатели превышают допустимые значения для взрослых. Данных о детях исследователь не приводит. На этом основании следователи делают вывод, что ребенка убили введением смертельной дозы магнезии. Но мы имеем опубликованные данные по маленьким детям. И по ним приведенные исследователем показатели соответствуют нормам. Просто у взрослых и у маленьких детей многие нормы разнятся. Кроме того, вскрытие было проведено только на четвертый день после смерти, а спектрографическое исследование проведено вообще через 5 (!) месяцев после смерти ребенка. Специалисты говорят, что истинные данные мы можем получить, только если это исследование будет проведено в течение часа-двух после смерти, но не через 5 месяцев.

И как, кстати, мы можем объяснить найденную повышенную концентрацию меди, цинка и железа в печени? Что ребенку вводили не только смертельную дозу магнезии, но и цинка? Таким образом, данные спектрометрии не могут быть доказательством убийства новорожденного.

Вообще вопросы судебно-медицинской экспертизы также нуждаются в совершенствовании. Действительно, она проведена дважды, но фактически одними и теми же специалистами. По опыту работы независимой профессиональной медицинской экспертизы Национальной медицинской палаты большое число официальных экспертиз, иногда проведенных по три раза, оказалось с изъянами. Мы зачастую опровергаем судебно-медицинскую экспертизу, т.к. она бывает некачественной.

В то же время со своим мнением в защиту доктора Сушкевич выступило крупнейшее в стране российское общество неонатологов. Ее поддержала Национальная медицинская палата Калининградской области.

С убийством ребенка магнезией тоже не все так просто. Оно основано на показаниях только заведующей отделением новорожденных Т.Н. Косаревой, которая свидетельствует о том, что убийство ребенка произошло на ее глазах.

Однако при первом допросе 14 ноября 2018 г. Т.Н. Косарева ни слова не говорила о введении Сушкевич магнезии ребенку. Мало того, она, дословно отвечая на вопросы следователя, заявляла, "что ребенок требовал реанимации и что исполняющая обязанности главного врача Белая сказала нам, чтобы мы делали все возможное, чтобы ребенок умер. Но ни я, ни врач РПЦ (Регионального перинатального центра Сушкевич) на это не соглашались". И далее: "Мы с врачом (Сушкевич) спасали ребенка, вводили ему все необходимые препараты. И далее и.о. главврача Белая потребовала от Сушкевич, чтобы она возвращалась в РПЦ. Однако Сушкевич все равно не уезжала".

На вопрос следователя к Косаревой: ребенка Ахмедовой отключали от аппарата ИВЛ? ответ был дословно такой: "Нет, его никто не отключал. Он умер, находясь на аппарате, подключенном к нему. Мы делали все возможное и пытались его спасти, продлить его жизнь, однако учитывая, что ребенок был крайне недоношенным, он скончался". На прямой вопрос следователя: новорожденному Ахмедову вводился аппарат магнезия? (Вероятно следователь имел в виду не "аппарат", а "препарат") ответ был такой: "Мной не вводился. Вводился ли кем-нибудь другим, я не в курсе".

По показаниям Косаревой, ребенка лечили. "Я видела на инфузомате (прибор для введения растворов) адреналин, допамин, глюкозу, физраствор, натрия гидрокарбонат, кофеин".

В протоколе допроса еще через полгода (15 мая 2019 г.) появляется новелла об убийстве ребенка Сушкевич путем введения магнезии, но одновременно врачом Косаревой отмечено, что "Сушкевич сразу же включилась в активную стабилизацию ребенка - давала указание медсестрам отделения взять кровь на анализ, измерить давление, проверить кислотно-щелочное состояние (для оценки степени ацидоза, то есть углекислоты в крови, уровня pH и кислорода в крови), руководила лечебными мероприятиями, принимала меры по расширению терапии, определяла объем и порядок оказания медицинской помощи Ахмедову, а персонал роддома обеспечивал выполнение всех назначений".

Однако почти через полгода, 15 мая 2019 года, Косарева резко меняет свои показания, обвиняя Сушкевич в убийстве. Может быть заставили, хорошо поработали, загнали в угол? У нас это уже было в 1953 году, когда обвинили группу врачей в убийстве и в 1937 году достаточно примеров. Почитайте.

Интересно, что одновременно с этим утверждением более чем через полгода, 12 декабря 2019 г., на допросе врач Косарева добавила, что врач реаниматолог Сушкевич отдала распоряжения по терапии: "добавила в инфузионную терапию лекарственные препараты допамин и натрий гидрокарбонат, а медицинский персонал роддома обеспечил эти назначения". Она подчеркнула, что "решение о переводе в центр должно приниматься мною (как заведующей отделением новорожденных) и Сушкевич совместно". В конце протокола допроса вдруг, как бы мимоходом, появляется вопрос следователя об убийстве новорожденного Сушкевич, причем без упоминания о магнезии. Короткий вопрос и короткий ответ.

В допросе и.о. главного врача родильного дома Е.В. Белой от 9 марта 2020 года она сказала, что когда она вошла в палату интенсивный терапии, перед смертью ребенка, то увидела, как Сушкевич делает непрямой массаж сердца, спасая ребенка, и ясно слышала, как Сушкевич попросила Косареву развести адреналин, и именно Косарева ввела адреналин в пуповину. Сердцебиение не восстанавливалось. Ни о какой магнезии речи не было.

В целом, если анализировать всю эту историю, можно сделать вывод о том, что во многом сыграл чисто человеческий фактор, который создал нездоровую обстановку в коллективе, что нередко возникает при смене руководства. Кроме того, обращаю еще внимание на тот факт, что сразу первично в следственный комитет обратилась не мама ребенка, а анонимный человек, сообщивший об убийстве ребенка в родильном доме.

Конечно, при оказании медицинской помощи этому ребенку были недостатки.

К ним относятся:

- Отсутствие врача неонатолога во время родов, что ставит под сомнение приведенные данные о том, что ребенок родился с оценкой 3 по шкале Апгар - системе быстрой оценки состояния новорожденного для определения ему объема экстренной медицинской помощи и прогноза развития. Оценка производится неонатологом на первой, пятой и 10 минутах жизни. Когда ребенок родился, врача неонатолога не было рядом. Она была на другом этаже. Ее не позвали заранее. Она увидела новорожденного уже принесенного акушеркой в палату интенсивной терапии.

Вот какие показания дает сама микропедиатр: "Около 04 часов 30 мин. 06.11.2018 мне позвонила на мобильный телефон Болашенко (врач акушер), которая сообщила о том, что у Ахмедовой произошли роды". И далее: "Я осмотрела ребенка и определила, что у него имеется один из признаков живорождения, а именно у него имелось сердцебиение. Соответственно, не определялось самостоятельное дыхание, пульсация пуповины, произвольные движения, то есть иные признаки живорождения". Следовательно, состояние ребенка нужно было оценить самым критическим в один балл, а не в три балла, что дает минимальные шансы на жизнь.

- Допущенное падение гемоглобина до критических цифр.

- Запоздалый вызов бригады реаниматологов-неонатологов из регионального перинатального центра.

- Отсутствие информирования вышестоящих руководителей роддома дежурной бригадой о поступлении такой роженицы и рождении ребенка в критическом состоянии.

Учитывая доказанную подделку документов по настоянию исполняющего обязанности главного врача родильного дома Белой, считаю, что ее следует лишить врачебного диплома.

Врачей Широкую, непосредственно подделавшую историю болезни, и Косареву, давшую ложные показания - наказать.

Доктора неонатолога Кисель направить на внеочередную переподготовку по неонатологии с последующей первичной специализированной аккредитацией.

Все вышеперечисленные недостатки никакого отношения не имеют к преднамеренному убийству новорожденного.

Из опроса медсестры Елизаровой: "Сушкевич я знаю больше трех лет. Она пунктуальный, спокойный, уверенный врач, грамотная, всегда в обязательном порядке заполняла все необходимые документы".

Обсуждаемую тему я знаю не понаслышке, так как много лет своей жизни я посвятил хирургии новорожденных.

Вообще, когда читаешь протокол допроса мамы ребенка, создается впечатление, что это говорит человек, прекрасно знающий и владеющий русским языком, но при этом, как свидетельствуют материалы следствия, она очень плохо говорит по-русски.

Я не верю в убийство новорожденного. А у следователей, вероятно, очень богатая, мягко говоря, фантазия. Отличные специалисты по драматургии. И подставлять председателя Следственного комитета некрасиво.

Настоящую статью прошу приобщить к делу.

Л. М. Рошаль

Источник: Российская Газета

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий *

Добавить комментарий

Ваш комментарий *

Быстрая регистрация

ФИО *
Логин/Email *
Должность *
Место работы
Сфера деятельности

Другие новости

Информация об аппаратном совещании от 06 августа 2020 г.

Второй вопрос повестки дня был связан с обсуждением на площадке ОНФ проблем со страховыми выплатами медицинским работникам в период пандемии COVID-19. Л.М. Рошаль подчеркнул, что выплаты медработникам, здоровье которых пострадало во время работы с пациентами, были довольно существенными, но организация работы в различных субъектах Российской Федерации вызвала много неблагоприятных отзывов.

Информация об аппаратном совещании от 16 июля 2020 года

Второй вопрос повестки дня был посвящен организации выплат медработникам, заразившимся COVID-19 во время оказания медицинской помощи больным. Н.Л. Аксенова отметила, что 14.07.2020 г. после выступления Министра здравоохранения, отметившего несоответствие положения, разработанного Фондом социального страхования, указу Президента Российской Федерации. На 17.07.2020 г. планируется совещание у Вице-Премьера Правительства Т.А. Голиковой по данному вопросу. Следует отметить, что в подготовке положения Фонда социального страхования не участвовали главные специалисты Минздрава, профсоюз работников здравоохранения, Национальная Медицинская Палата, в положении неадекватно прописаны осложнения новой коронавирусной инфекции.

Председатель Медицинской палаты Приамурья — об уголовном преследовании врачей и работе организации

«Престиж профессии врача необходимо поднимать, и нужно обеспечить медработникам более серьезную защиту на законодательном уровне», — считает председатель правления Медицинской палаты Амурской области, главный внештатный специалист по дерматовенерологии и косметологии министерства здравоохранения региона, главный врач Амурского областного кожно-венерологического диспансера, заслуженный врач России Александр Платонов. В возглавляемой им общественной организации, которая начала свою деятельность шесть лет назад, сейчас состоит уже более половины всех врачей Приамурья. Накануне Дня медицинского работника руководитель Медицинской палаты рассказал журналисту АП о том, что сегодня волнует амурских врачей, каких перемен они ждут и как складываются их отношения с властями и пациентами.

Вниманию губернаторов и руководителей органов управления здравоохранением

Союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата», являясь инициатором организации и активным участником проведения конкурса «Лидеры России» по специализации «Здравоохранение», направляет Вам банк данных 130 победителей. Конкурс был проведен при участии Министерства здравоохранения Российской Федерации.

ОНФ будет контролировать исполнение поручений по помощи медикам

"Народный фронт уже неоднократно доказывал, что ему под силу подобные задачи. И эта задача будет решена силами активистов ОНФ. Мы привлечем к этой работе и Национальную медицинскую палату, которая наиболее близко соприкасается с деятельностью медицинских работников нашей страны. Контроль будет очень жестким", - цитирует Рошаля пресс-служба ОНФ.

Указ о присвоении звания Героя Труда

Глава государства подписал Указ «О присвоении звания Героя Труда Российской Федерации» Рошалю Леониду Михайловичу – президенту государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Научно-исследовательский институт неотложной детской хирургии и травматологии».

Рошаль: Кировский отдел Следственного комитета Уфы перестарался

Продолжаю считать, что Кировский отдел Следственного комитета по Уфе не разобрался в ситуации вокруг Республиканской клинической больницы им. Г.Г. Куватоваи не вовремя начал «доследственную проверку по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность), по факту возможного непринятия своевременных мер руководством больницы по предупреждению распространения коронавирусной инфекции (COVID-19) среди медицинского персонала и пациентов больницы».

Рошаль: средства массовой информации будьте аккуратны и не очерняйте тех, кто сегодня на передовой

На самом деле из указанных в публикациях семи сотрудников, сотрудников больницы было только пять. Два - ординаторы Башкирского Университета, причём одна из них иностранка. Из оставшихся пяти: три сотрудника - это две уборщицы, одна - медицинский регистратор.Их при всем желании к врачам их причислить нельзя. Действительно ушли два рентгенолога, которые могли и не слышать в этот день устного распоряжения о закрытии больницы на карантин, которое было сделано во второй половине дня.

Рошаль: срочно необходимо ужесточить противоэпидемиологические мероприятия в больницах, оказывающих экстренную медицинскую помощь

«С целью профилактики распространения пандемии и недопущения закрытия лечебных учреждений, необходимо срочно ужесточить противоэпидемиологические мероприятия в медицинских организациях, оказывающие экстренную медицинскую помощь хирургическим больным, больным с инфарктами, инсультами, травмой, отравлениями и другим. Это относится и к медицинскому, и не к медицинскому персоналу. Лечебные учреждения должны разработать конкретный план и неукоснительно исполнять его, пересмотреть пути движения больных, создать «чистые» и «грязные» зоны, обеспечить действенную индивидуальную защиту персонала, исследования на коронавирус всех сотрудников минимум два раза в неделю, включая работников охраны, и каждого поступающего в стационар больных. Каждого поступающего больного необходимо расценивать как потенциального носителя коронавирусной инфекции».

Рошаль: Национальная медицинская Палата требует прекратить преследование главного врача республиканской больницы Башкирии

С самого начала Сыртланова находится в потенциальном очаге инфекции вместе со всеми пациентами и со всем медперсоналом, внутри закрытой больницы. Она, как и другие работники, подвергает себя опасности заразиться и умереть. Доктор Сыртланова вместе с врачами продолжает биться за здоровье людей, организовывает оказание медицинской помощи из того, что есть в наличии. Убеждает других врачей не опускать руки и работать на благо пациентов! Как можно в такой ситуации принимать решение о доследственной проверке по признаку уголовного преступления? С нашей точки зрения, это не выдерживает критики. И полностью деморализует врачей, находящихся в тяжелейшей ситуации.