Russian
English
Авторизация
Вспомнить пароль?
Вспомнить пароль
Вернуться к авторизации

Защита обвиняет судью в давлении на присяжных

07.09.2022

Как в суде решалось дело Белой и Сушкевич

Леонид Рошаль, президент Национальной Медицинской Палаты

«Я не отвечал в эти дни на звонки, мне трудно было все осмыслить. Пришел к выводу, что произошедшее - это огромная трагедия для врачебного сообщества и, следовательно, для россиян.

Судья в своем напутственном слове перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта обвинял подсудимых более2-х часов, без учета всего того, что представляла защита. Это напутственное слово по времени и содержанию во многом превосходило даже выступление официального представителя прокуратуры и указывало только факты виновности подсудимых.Председательствующий откровенно доказывал присяжным состоятельность обвинения и убеждал их не верить подсудимым и их адвокатам. Он перепутал роль прокурора, которую занимал когда-то, с ролью председательствующего судьи. Все возражения защитников отклонялись. Без комка в горле и слез на это смотреть было невозможно.И это, как я понимаю, прямое нарушение статьи уголовно-процессуального кодекса – статьи 340 УПК РФ. В частности, председательствующий должен был указать на исследованные в суде доказательства, как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их. Вот как раз последнего в этом выступлении и не было. Унизили не только защиту, но и все профессиональное сообщество.

Теперь мне стало понятно, почему судья Московского областного суда с таким упорством отказывался привлекать к рассмотрению в суде мнения ведущих специалистов токсикологов, неонатологов, реаниматологов, микропедиатров страны. С ними сыграли как с котятами. Оказывается, участие специалистов, которые излагают иную точку зрения, могут заставить суд исследовать эти все конкретныефакты и мнения, а это может существенно изменить ход дела. Из предложенных хотя бы 4-5 специалистов высочайшего класса, судья сделал непозволительный ход, он вызвал в суд трёх и допросил их в отсутствии коллегии присяжных заседателей. Разговор был поверхностным. Результаты этих допросов были приобщены к делу, но не были доведены до присяжных, поэтому не обсуждались. Таким образом, судья попросту скрыл от присяжных иную точку зрения.

Не выдерживает критики судебно-медицинская экспертиза, к которой у профессионального сообщества много вопросов. Но ими суд пренебрег. Судье было ясно все с самого начала. Не был исследован важный факт повышенного с точки зрения экспертов концентрации не только магнезии, но и цинка, и железа, и других элементов в исследованных органов. Это что означает, что доктор Сушкевич вводила через пупочную вену не только магнезию, но и цинк, и железо? Но это же маразм. Или факт распределения магния в изъятых органах. Наибольшая концентрация обнаружена в желудке, а не в печени, куда магнезия попадает прямо из пупочной вены! А почему не исследована возможность получения магнезии, цинка, железа от матери ребёнка, которая принимала во время беременности препараты содержащие эти элементы? Почему не исследовалась плацента и кровь?И как можно переносить нормы концентрации от взрослых на новорожденных? Это полная безграмотность. Кстати, одна из известных микропедиатров России профессор Марина Дегтярева нашла в мировой литературе цифры нормальных показателей, в том числе и магния, у новорожденных, которые, почему-то не нашли авторы судебно-медицинской экспертизы. Но суд даже не заинтересовался этим и не исследовал данные.

Доктор медицинских наук, председатель ассоциации клинических токсикологов России Галина Николаевна Суходолова указывает на все вышеперечисленное в своих выводах о проведенной экспертизе. Более значимого специалиста в этой области в России, по-моему мнению, нет. Она также указывает, что экспертиза дважды была проведена фактически одними и теми же лицами. Не был подтвержден факт быстрого струйного введения какого-либо препарата перед смертью ребенка.

Вообще вся экспертиза – это конкретный заказ. Магний в официальный перечень препаратов к обязательному определению в судебно-медицинской экспертизе не включён. Не понятно, почему не посмотрели ртуть, таллий, литий и другие элементы, с помощью которых так же возможны отравления? Исследования подгоняли под задачу, но перестарались, так как кроме магния обнаружили еще повышение железа и цинка. Так же грубо нельзя! Следователь произвела выемку образцов тканей для направления в Москву 19 марта, а само постановление о проведение экспертизы подписала 20 марта, материал отдан в лабораторию в Москве только 22 марта. Кто мог иметь доступ к этим материалам и когда? Где в законе написано, что что материал для исследования передается до самого постановления без проведения специальной процедуры?

Все вышесказанное подтверждает и академик Николай Володин, президент ассоциации неонатологов России.

Но всеми выводами проведенной судебно-медицинской экспертизы уверенно манипулирует председательствующий судья, у которого, вероятно, достаточно знаний в неонтологии и токсикологии, чтобы свободно рассуждать на эти темы. Кто вообще давал право судье делать заключение о том, что сомнений в выводах судебно-медицинской экспертизы быть не может, что он никогда не видел такую объемную экспертизу?

Что судья имеет специальное образования, специалист по болезням новорождённым, реаниматолог, токсиколог? Мне лично, как специалисту, который более 20 лет занимался болезнями новорожденных, участвовал в создании двух центров хирургии новорожденных (на базе детской больницы им Русакова в Москве и Московского областного Центра хирургии новорождённых на базе МОНИКИ им Владимирского), который провел первые циклы по хирургическими болезням новорожденных на кафедре детской хирурги ЦИУ для врачей, который провел на стульях не одну ночь рядом с кувезами с новорожденными, в том числе недоношенными, автору разделов монографии по болезням новорожденных - не всё ясно в заключении судебно-медицинских экспертов по этому делу, как и другим многим специалистам этого профиля. Все же допущенный до заседателей только один представитель профессионального сообщества не согласился с выводами судебно-медицинской экспертизы, но даже его выступление не было обсуждено.

И еще. Каждый кто когда-то проводил закрытый массаж сердца, особенно у ребенка, знает, что после него могут на коже оставаться характерные следы - кровоизлияния. Как раз их отчетливо видно на фото, сделанном после смерти ребенка. И как их объяснить? Значит, Сушкевич одной рукой делала спасительный массаж сердца, а другой вводила смертельную дозу лекарства в пуповину?И зачем такое варварство - вводить целую ампулу? Достаточно трёх - четырёх миллилитров, чтобы у такого ребёнка наступила смерть. Кроме того, основные улики - пустую ампулу и шприц не нашли, но в то же время подсудимые сумели спрятать в наволочке подушки историю болезни, пустую ампулу от сурфанктанта. Не странно ли?

А теперь о причинах произошедшего. Доказательств убийства новорожденного путём введения сульфата магния в пупочную вену, кроме наговора заведующей педиатрического отделения роддома, нет. Именно она заинтересована в возложении вины на доктора Сушкевич, иначе в неоказании полноценной медицинской помощи рожденному ребёнку в этом родильном доме была бы виновата она. Это тот доктор, которая в начале следствия заявляла, что все делалось правильно, а через полгода вспомнила про убийство. Предполагаю, что ее могли просто запугать. Кстати, она стала соучастником убийства, т.к. за оказанием медицинской помощи в лечебном учреждении отвечает не консультант, а лечащий врач. Тем более, что по ее показаниям, она присутствовала при убийстве.

Ясно, что моральная атмосфера в этом родильном доме была далеко от идеальной. Недопустимы просьба и.о. главного врача переписать историю болезни, сокрытие под наволочкой подушки первой истории болезни и пустого флакона от лечебного препарата сурфактанта, который как раз используется для лечения болезни гиалиновых мембран. А Вы помните первую претензию следственных органов к родильному дому? Смерть связали с тем, что пожалели и не ввели дорогой сурфактант. Оказывается ввели. А быстрый анонимный донос в следственные органы об убийстве новорождённого, разве не настораживает. Но это никакого значения для суда не имеет. Бездоказательно осуждена именно доктора Сушкевич, за спиной которой сотни спасённых жизней, благодарности родителей и поддержка медицинского сообщества.

Нам для победы не хватило только одного голоса. При равенстве голосов, а заседателей было восемь, решение принимается в пользу обвиняемых. Но по большинству поставленных вопросов голоса разделились пять на три, т.е. нам не хватило всего одного голоса. Очень обидно. Огромное спасибо трём мужественным неизвестными героям-присяжным, которые голосовали против наказания.

Я не могу до конца для себя решить: это все судья сейчас делал по собственной воле или ему приказали? И то и другое очень плохо. Кроме того, судья решил сломать волю обвиняемых, посадив их раздельно в камеры со всеми другими арестованными. Этот судья продержал их в заточении более 10 месяцев и не сломал.

Говорю честно: мне стыдно за этот суд. Я опасаюсь реакции медицинского сообщества. Оно напряжено. Разве нам это сейчас нужно?

Сидеть сложа руки мы не будем, так как считаем, что осуждённые врачи не виновны. Мы требуем роспуска этого состава коллегии присяжных и повторного рассмотрения дела с проведением повторной судебно-медицинской экспертизы при участии профессиональных врачебных сообществ.

Приводим мнение адвокатов врачей обвиняемых в убийстве новорожденного в Калининраде.

Адвокат Камиль Бабасов

«Приговором Калининградского областного суда от 16.12.2020 по делу 2-9/2020 на основании ч.1 п.1 ст. 24 УПК РФ согласно вердикту коллегии присяжных заседателей, были оправданы Э.С. Сушкевич и Е.В. Белая, обвиняемые в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ.

Не согласившись с приговором суда Генеральная прокуратура Российской Федерации 17.12.2020 за № 12/1581-20 подала апелляционное представление, в котором просила приговор суда отменить, а дело направить в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

Апелляционным определением от 27 мая 2021 г. по делу № 55-550/2021 Первый апелляционный суд общей юрисдикции отменил оправдательный приговор Калининградского областного суда от 16.12.2020.

Кроме того, Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации обратился в Верховный Суд Российской Федерации с ходатайством об изменении территориальной подсудности о направлении дела для рассмотрения Московским областным судом.

В обоснование своих доводов Генеральная прокуратура РФ указывала, что имеются обстоятельства, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность Калининградского областного суда при принятии решения по делу, а именно, что врачи могут оказать влияние на органы власти Калининградской области и на кандидатов в коллегию присяжных заседателей, так как в ГАУ КО «Региональный перинатальный центр», где работает Сушкевич Э.С. рождается более 3800 детей и она может повлиять на родителей этих детей.

Постановлением Судьи Верховного Суда Российской Федерации Иванова Г.П. от 18 июня 2021 г. ходатайство заместителя Генерального Прокурора Российской Федерации было удовлетворено.

Апелляционным определением от 17 августа 2021 г. Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оставила в силе Постановление Судьи Верховного Суда Российской Федерации Иванова Г.П.

04 октября 2021 г. на первом же заседании в Московском областном суде врачи Сушкевич Э.С. и Белая Е.В., которые прибыли туда самостоятельно по вызову суда, были взяты под стражу по инициативе председательствующего по делу Вьюнова А.В.

В конце 21 февраля 2022 г. была отобрана коллегия присяжных заседателей в количестве 16 человек. Начался судебный процесс, в ходе которого председательствующим отводились все вопросы к свидетелям о состоянии ребенка Ахмедова и о том какое лечение проводилось роженице Ахмедовой и ее ребенку. В судебном заседании не были заслушаны эксперты, не допущены специалисты. Пояснения о содержании экспертиз давал сам председательствующий по делу. После длительного допроса Сушкевич Э.С., которая подробно рассказала, как она оказывала помощь ребенку, председательствующего интересовал только один факт – почему она не возражала Косаревой, когда она ее оговаривала.

На 23 августа 2022 г. были назначены судебные прения. Процесс начался с того, что на судебное заседание не пришли двое присяжных, один из основной коллегии, который был заменен запасным и один запасной.

В судебном заседании председательствующий взял на себя роль обвинителя и в течение 2,5 часов в напутственном слове доказывал присяжным виновность подсудимых, избирательно обращаясь к доказательствам, поясняя присяжным что подсудимые давали противоречивые показания, что им их адвокатам закон позволяет врать и им за это ничего не будет, а государственный обвинитель – это лицо независимое. Несмотря на многочисленные возражения стороны защиты председательствующий по делу продолжил свою обвинительную речь. В тот же вечер коллегия вынесла свой вердикт признав Сушкевич виновной по предъявленному обвинения раздельным голосованием 5 к 3.

Полагаю, что у председательствующего имелись сведения о настроении присяжных и он понимал сколько голосов ему необходимо для обвинительного вердикта, поэтому в последний день он взял на себя роль обвинителя и произошли изменения в коллегии чтобы результат был таким.

Адвокат Виктор Бородин

«В защиту интересов доктора Елены Белой я начал осуществлять со стадии допроса подсудимых, во время допроса Елены Белой, судья Вьюнов освободил от защиты Белой моего коллегу – адвоката Максима Плешкова. К этому моменту уже были представлены и исследованы доказательства как стороны обвинения, так и защиты, но, конечно, суд далеко не все позволил представить доказательства защиты присяжным заседателям, так как они бы помешали судье Вьюнову вести обвинительный характер судебного разбирательства.

Касательно событий 23 августа 2022 года, стадия судебного следствия была окончена и суд перешел к выслушиванию прений сторон. Обращаю внимание, что председательствующий судья в лице Вьюнова не относится к сторонам, к ним относятся гособвинение, потерпевшие и их представители, подсудимые и их адвокаты, только стороны вправе выступить и дать оценку, анализ, мнение исследованным доказательствам.

Завершающая стадия судебного заседания это напутственное слово председательствующего (то есть судьи Вьюнова), согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 "О применении судами норм УПК РФ, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей": согласно части 3 статьи 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий лишь напоминает присяжным заседателям исследованные в суде как уличающие, так и оправдывающие подсудимого доказательства, не выражая при этом своего отношения к ним и не делая из них никаких выводов, разъясняет правила оценки доказательств и другие принципы правосудия, изложенные в этой статье. Полное содержание доказательств перед присяжными заседателями излагается сторонами.

То есть, законодатель дополнительно указал и напомнил судье Вьюнову, что суду запрещено выражать своё мнение, своё отношение к доказательствам и делать выводы, а лишь напомнить без полного содержания доказательств.

Вопреки главным принципам судопроизводства как объективность и беспристрастность суда, по-моему мнению и суждению, председательствующий Вьюнов, вопиющим способом злоупотребил своей властью и нарушил все вышеуказанные принципы и запреты.

Напомню, что в прениях выступают стороны, которые излагают полное содержание доказательств, в прениях выступил гособвинитель, представитель потерпевшей, трое защитников и двое подсудимых. Отмечу, что в данном случаи время выступления всех их вместе взятых заняло меньше, чем у одного председательствующего, который обвинял, именно обвинял подсудимых более двух часов.

Напутственное слово Вьюнова началось со слов «были исследованы все доказательства представленные сторонами». Нет конечно, стороной защитой суду представлялось множество доказательств невиновности и непричастности врачей Белой и Сушкевич как письменных в виде заключений специалистов (экспертов в своей области), писем, ответов на адвокатские запросы, так и свидетелей, которые не были представлены присяжным заседателям и не было возможности допросить свидетелей и специалистов. Здесь нужно сделать процессуальную оговорку, что присяжные заседатели - это судьи факта, все процессуальные и другие вопросы о допустимости доказательств решаются в отсутствии присяжных. То есть присяжным не известно какой объём количества доказательств стороной защитой было представлено.

Второе, судья Вьюнов обложил себя своими записями, протоколами судебных заседаний допросов свидетелей обвинения и томами дела, и начал своё так называемое напутственное слово, которое полностью отождествлялось с его (Вьюнова) речью в прениях и реплик на речь защитников и подсудимых. При таком судье не нужна состязательность сторон, роль государственного обвинителя взял на себя суд и лучше любого прокурора с ней справился. Такое мнение я высказываю исходя из прослушанных аудиозаписей протоколов судебных заседаний и участия в суде.

Суд в напутственном слове всё время давал оценку доказательствам, особенно акцентировал внимание присяжных заседателей на показаниях моей подзащитной Белой, давая своё отношение к показаниям и делая выводы сопоставляя с другими доказательствами. Множество раз Вьюнов обращал внимание присяжных, что Белая Елена при допросе и неудобных вопросах со стороны суда и гособвинителя пользовалась статьей 51 Конституции РФ, то есть не свидетельствовать против себя, но Вьюнов вводил в заблуждение и оказывал таким образом давление на присяжных, да, действительно было, что Белая стала брать ст.51, когда допрос подсудимой председательствующим был не в виде задавания вопросов, а 5-10 минутного его монолога, давая оценку сказанному Белой, и когда уже защита в лице адвоката Максима Плешкова возражала против действий председательствующего, просила суд задавать вопросы, а не комментировать ответы Белой, то и была принята тактика перестать отвечать на монологи суда и как раз из-за активных действий адвоката Плешкова, судья Вьюнов в это же день отстранил его от защиты Белой.

На следующих судебных заседаниях Белая продолжила давать показания и ответила на все вопросы гособвинения, присяжных заседателей и суда, но об этом факте Вьюнов умышленно умолчал. Не мало важно, как Вьюнов, в каком тоне (а это был «язвительный» тон), сообщал присяжным про статью 51, что да, Белая имеет право воспользоваться ей, а вот свидетель обязан давать показания, потому что он предупрежден об уголовной ответственности за отказ дачи показаний. Фразы Вьюнова: мы ожидали искренности от Белой, а она использовала статью 51, но мы её (Белую) винить за это не будем поэтому каким мы показаниям будем верить?!, подсудимой или свидетелю?!, который ещё предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, а Белая может и лгать, у ней есть такое право. Фразы Вьюнова: « показания свидетелей это не пустой звон, они взрослые люди, предупреждены об уголовной ответственности ».

И вот такими уловками, Вьюнов вводил присяжных в заблуждение, так как свидетель тоже может пользоваться статьей 51 Конституции РФ, и на любой вопрос может сказать суду, что не буду отвечать на этот вопрос, желаю воспользоваться статьей 51, так как если отвечу, то буду свидетельствовать против себя. О таких уловках, присяжные конечно не знают, да и многие юристы (адвокаты) этого могут не понимать. А оговаривать свидетели у нас также могут (этому не мало примеров), не смотря на подписку о даче заведомоложных показаний.

Таких примеров поведения председательствующего судьи бесчисленное количество, только при напутственном слове Вьюнова, я исписал семь листов бумаги А4 исключительно вопиющих нарушений закона сделанные им, не беря во внимания мелких.

Председательствующий дошел до того, что начал обвинять защитников, почему они в прениях об одних доказательствах сказали, а о других умолчали, то есть Вьюнов начал участвовать в репликах на нашу речь, что категорически недопустимо.

Вьюнов в подробностях и деталях зачитывал показания свидетелей обвинения, прерываясь и сопоставляя с другими материалами дела, например читает цитату показаний свидетеля, здесь же присяжным говорит, вот видите присяжные, её показания подтверждаются выводами такой-то экспертизы, ещё такими-то свидетельскими показаниями, а теперь сами делайте выводы, кто говорит правду, и у кого согласуются показания с другими доказательствами. То есть Вьюнов, занялся анализом, систематизацией и подборкой совокупностью доказательств согласующихся между собой, особо цинично (с «издёвкой») обращал внимание на это присяжных заседателей, давая посыл, что подсудимая только пользуются статьей 51 и больше ничем не подкреплены её показания. Вьюнов долго рассказывал, что такое совокупность доказательств, как они должны применяться и оцениваться, только все рассказы носили не разъяснительных характер, а обвинительный.

Обращаю внимание, что я всё время высказываю своё мнение.

Ещё один пример, Вьюнов, в подробностях разобрал диалог видеозаписи, сделанной на пятиминутке врачей роддома, цель суда – напомнить присяжным, что есть такая запись (которую в процессе судебного следствия, Вьюнов тысячи раз комментировал и давал оценку перед присяжными) и можно вкратце сказать, что на ней было. Тем не менее, председательствующий, после каждый фразы давал своей комментарий и разъяснял присяжным, что здесь имела в виду Белая, что она хотела этим сказать и т.д.

Третье, был и мне упрёк от председательствующего, что адвокат Бородин отстранился от оценки показаний Белой. Давать оценку тем или иным доказательствам это моё право, только у судьи Вьюнова нет такого права говорить присяжным заседателям от какой оценке я отстранился по его мнению.

Четвертое, председательствующий давал оценку и выводам экспертов, например зачитывает ответ эксперта, а потом говорит присяжным, «о чём здесь говорят эксперты, о том, что он дышал!» Если бы эксперты хотели сказать, что он дышал, то они бы так и сказали, зачем Вьюнов делает свои выводы на выводы экспертов?!

Пятое, презумпция невиновности не работала, весь посыл председательствующего судьи всегда говорил уже о доказанности и виновности подсудимых.

Подведя итоги, могу выразить своё мнение, что председательствующий судья Вьюнов, нарушил все основополагающие принципы судопроизводства,

- объективность суда,

- беспристрастность суда,

- презумпция невиновности подсудимого,

- состязательность и равноправие сторон,

а суд, это третья власть, после законодательной и исполнительной, при этом самая главная власть и последняя инстанция для человека, где он может защитить свои права и найти справедливость. Других инстанций больше нет.»

Адвокат Андрей Золотухин

«Судьей Вьюновым А.В. в напутственном слове разъяснены положения ч. 2 ст. 17 УПК РФ о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Однако, вопреки этим положениям судья Вьюнов А.В. наделил показания свидетелей обвинения, заключение комиссии судебно-медицинских экспертов большей юридической силой, поскольку на них и строится обвинение и постоянно напоминал присяжным выводы именно этого заключения и даже текст его напутственного слова состоял из чтения выводов судебно-медицинской комиссионной экспертизы. Подобное поведение однозначно свидетельствует о поддержке стороны обвинения в этом процессе и о его необъективности.

Уже давно нет ощущения, что судья Вьюнов А.В. принимает в качестве абсолютного доказательства заключения комиссионных экспертиз, а уверенность в этом, судья Вьюнов А.В. эти экспертизы в абсолюте возносит и не желает прочитать другие экспертизы по делу, тем самым поддерживая следственную версию, то есть сторону обвинения.

Судья Вьюнов А.В. на протяжении всего хода рассмотрения уголовного дела оппонировал защите, а прокурор занимал пассивную позицию, потому как знал, что выступающий на ее стороне судья Вьюнов А.В. самостоятельно за сторону обвинения всю работу выполнит и даст в своем напутственном слове про обвинительную оценку представленным присяжным доказательствам. Судья Вьюнов А.В. представлял защитников как обманщиков, которые полностью связаны с позицией своих подзащитных и, по сути, в своем напутственном слове судья Вьюнов А.В. высказал прения за прокурора.

По этим изложенным причинам защита утверждает, что судья Вьюнов А.В. не объективен, не беспристрастен, нарушает закон и доводит до сведения присяжных свою оценку доказательствам по делу, то есть те обстоятельства, которые в силу особенностей рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей не подлежат доведению до них, вызывает в них эмоции в целях дискредитации позиции защиты и подсудимых, незаконно тем самым воздействуя на коллегию присяжных заседателей, позволяет себе пренебрежительное отношение к стороне защиты.

Для всех очевидно, что судья Вьюнов А.В. это делает из заинтересованности в обвинительном вердикте, поскольку вывод о виновности подсудимых им уже сделан давно, а именно до взятия им самим подсудимых под стражу».

Другие новостиАппаратные совещанияНовости отраслиНовости членов Национальной Медицинской Палаты

Неподсудное дело: права врачей хотят расширить на случаи крайней необходимости

19.09.2022

Национальная медицинская палата (НМП) предложила внести поправки в статью о праве медиков выходить за рамки стандартов медицинской помощи в ситуациях «крайней необходимости» и «обоснованного риска». В ближайшее время их планируют внести на рассмотрение в Госдуму.

Защита обжаловала приговор калининградским врачам

14.09.2022

Защита калининградских врачей Элины Сушкевич и Елены Белой обжаловала приговор по делу об убийстве ребенка, сообщил РИА Новости адвокат Камиль Бабасов. "Жалобу подали, ожидаем, что её рассмотрение назначат на конец этого года или начало следующего", - сказал собеседник агентства, представляющий интересы Сушкевич.

Второй всероссийский конкурс "Лучшая система наставничества в здравоохранении"

13.09.2022

Приглашаем принять участие во втором Всероссийском конкурсе Лучшая система наставничества в здравоохранении. Участие в конкурсе дает возможность освоить мощный инструмент самооценки и стратегического развития, основанный на модели конкурса на соискание премий Правительства РФ в области качества (ППК РФ) \ Модель EFQM применительно к наставничеству и управлению персоналом.

На коллегию присяжных по делу Сушкевич оказывалось давление

07.09.2022

6 августа Московский областной суд во вторник приговорил к девяти и девяти с половиной годам колонии общего режима калининградских врачей Элину Сушкевич и Елену Белую по делу об убийстве недоношенного младенца. Позиция защиты позиция неизменна: врачи Белая и Сушкевич не совершали убийства, их вина не доказана. Защитники докторов уверены, что обвинительный вердикт был вынесен коллегией присяжных под давлением судьи. Они полагают, что он допустил множество процессуальных нарушений, в том числе при произнесении напутственного слова.


В Рязани врачи повысили уровень своих правовых знаний

06.09.2022

В Рязанском кожно-венерологическом диспансере состоялась первая межрегиональная научно-практическая конференция «Медицина и право». Организатором научного мероприятия выступила региональная общественная организация «Врачебная палата».Конференция проходила в двух секционных заседаниях; для участников, которые не смогли присутствовать в зале, была организована онлайн-трансляция.

Нацмедпалата разработала защищающие медиков при уголовном преследовании поправки

15.08.2022

Группа юристов Национальной медицинской палаты подготовила поправки в ст.72 № 323-ФЗ о праве медиков выходить за рамки стандартов медицинской помощи в ситуациях «крайней необходимости» и «обоснованного риска». Глава Комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Хубезов поддержал их и планирует внести соответствующий законопроект на рассмотрение депутатов, — сообщила «МВ» руководитель юридической службы НМП Лилия Айдарова.

Чем закончится дело врачей из Калининграда. Смерть естественную пытаются выдать за криминальную?

04.08.2022

Сегодня с экспертами "РГ" говорим о деле "вредителей" в белых халатах из Калининграда. Началось оно четыре года назад в ноябре 2018 года. Его фигурантов - детского врача Элину Сушкевич и главного врача роддома Елену Белую - успевали и судить, и оправдывать, и снова судить. Сейчас по решению суда решено упрятать их в СИЗО до 3 октября 2022 года. А в ближайшее время предстоит очередной суд.

Мы собрались до этого суда. Мы - это Герой Труда России, детский доктор мира профессор Леонид Михайлович Рошаль, который более двадцати лет занимался хирургией новорожденных, включая недоношенных; президент Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины академик РАН Николай Николаевич Володин; председатель Ассоциации клинических токсикологов России профессор Галина Николаевна Суходолова; заведующая кафедрой неонатологии РНИМУ имени Н.И. Пирогова профессор Марина Васильевна Дегтярева. Состав не случаен. Это, без преувеличений, ведущие специалисты в области не просто педиатрии, но неонатологии, то есть специальности, которая имеет дело с новорожденными, и токсикологии - специальности, имеющей дело с отравлениями химической природы.

«Радует, что многие коллеги понимают: где родился — там и пригодился!»

24.07.2022

«Радует, что сейчас уменьшается текучка медицинских кадров, — говорит председатель Ассоциации врачей Мордовии, главный врач республиканской больницы № 5 Анатолий Пинямаскин. — Зачем куда-то ехать, если в регионе есть прекрасные условия для работы?»

Минздрав России заявил о чрезвычайной демографической ситуации в стране

16.06.2022

Минздрав России заявил о чрезвычайной демографической ситуации в стране. Наталья Долгушина отметила, что все чаще женщины в стране стали рожать первого ребенка к 30 годам. К этому времени возрастает риск развития бесплодия или появления нездорового малыша.

Совет Всемирной Медицинской Ассоциации (ВМА) в Париже не поддержал требование польской Палаты Врачей и Стоматологов об исключении Национальной медицинской палаты России из состава ВМА

11.04.2022

9 апреля состоялось заседания Совета Всемирной медицинской ассоциации (World Medical Association - WMA ) в Париже, на котором должны были заслушиваться жалобы Британской медицинской ассоциации, предъявляющей претензии к Китайской медицинской ассоциации и требующей её исключения из состава ВМА, а также Польской палаты врачей и стоматологов, предъявляющей претензии к Национальной Медицинской Палате России и требующей её исключения из состава ВМА. Совет ВМА решил снять с повестки дня встречи рассмотрение этих двух жалоб.

Наши партнеры

Медицинский вестник