Russian
English
Авторизация
Вспомнить пароль?
Вспомнить пароль
Вернуться к авторизации

Национальная Медицинская Палата: в деле Сушкевич все перевернуто с ног на голову, а ошибки, допущенные в ходе следствия, станут фатальными для медицины

Об этом заявили ведущие в нашей стране врачи-эксперты на пресс-конференции «Дело Элины Сушкевич: слово профессионалов». Судебное следствие по делу калининградских врачей завершено, приговор будет вынесен в ближайшее время.

Причина проведения пресс-конференции заключалась в том, что ни одному специалисту, представленному защитой Элины Сушкевич, судья не дал выступить. Присяжным, которые не являются врачами, дело было представлено однобоко. Привлечённые к делу официальные судебно-медицинские эксперты доказывали, что ребёнок родился не таким тяжелым, что его лечили в роддоме правильно и убили введением магнезии.

Эксперты-врачи заявили о категорическом несогласии с выводами следствия и судебно-медицинского заключения, они считают обвинения, которые предъявлены калининградскому врачу Элине Сушкевич, безосновательными и абсурдными.

По их мнению, ни один из выводов двух судебно-медицинских экспертиз, которые были проведены фактически одними и теми же людьми, не подтвердился. Приобщённый к делу вывод экспертов о том, что ребенок был отравлен магнием бездоказателен.В уголовном деле было найдено огромное количество нестыковок и нелогичных выводов.

«По результатам судебно-медицинской экспертизы нет ни одного указания на то, что младенец был жизнеспособным, — объяснила кандидат юридических наук, старший преподаватель РУДН Диана Мустафина. — Мы видим, что ведущие эксперты не были допущены к этому процессу. И это все на фоне ситуации, когда врачи разных специальностей готовы уйти из профессии».

По первой версии следствия, когда в ноябре 2018 года в роддоме родился недоношенный ребенок с очень низким весом в 700 грамм, и.о. главного врача больницы Е. Белая, в целях экономии ресурсов больницы, а также для того, чтобы не портить показатели медицинской статистики, не разрешила новорожденному вводить дорогой препарат сурфанктант и дала указание Э. Сушкевич умертвить ребенка. Однако выяснилось, что сурфанктант ребёнку вводили и версия следователей распалась. Тогда родилась другая идея: ребенка убили введением магнезии. При этом, все обвинения построены на показаниях одного заинтересованного свидетеля, отвечающего за качество оказания медицинской помощи новорожденным в этом роддоме.Эксперты говорят о том, что если бы не была придумана версия, что младенцу «вводили» внутривенно магний, то виновата оказалась бы она. Важно, что на первых допросах этот свидетель утверждала, что все было сделано правильно, и она вместе с Элиной Сушкевич боролась за жизнь новорожденного до конца. Идея об отравлении появилась только через полгода на основании неквалифицированных толкований найденного у ребенка повышения магния.

«Свидетельское показания о введении препарата магния возникли как раз после того, как появились выводы экспертизы об отравлении магнием. Дал их человек, который за несколько месяцев до этого утверждал, что вместе с Элиной Сушкевич оказывал реанимационную помощь. Создается впечатление, что сначала появилась идея о магнии, а потом под нее начали подтягивать доказательства», - отмечает Дмитрий Дегтярёв, главный внештатный специалист неонатолог Минздрава России по ЦФО.

В роддоме, где родился ребенок, были выявлены существенные нарушения. «Неправильно осуществлялась маршрутизация беременной с преждевременными родами, непрофессионально действовала дежурная бригада. На родах отсутствовал неонатолог, новорожденному с экстремально низкой массой тела в первые минуты жизни не оказали первичной реанимационной помощи в родильном зале, а вместо этого на руках транспортировали в палату интенсивной терапии ребенка с единственным признаком живорождения – слабыми сердечными сокращениями, без дыхания. Это спровоцировало развитие тяжелой гипотермии (снижения температуры тела). Все это в комплексе явилось причиной перехода крайне тяжелого состояния ребенка в предагональное, о чем свидетельствовали патологические декомпенсированные показатели кислотно-щелочного состояния крови, нарастающая анемия, снижение гематокрита с выраженными воспалительными показателями периферической крови. Большое количество информации свидетельствует о развитии нескольких патологических синдромов. Тем не менее, эта информация не была учтена врачами роддома и не были приняты своевременные лечебные мероприятия, что в итоге привело к фатальному исходу», - заявил Николай Володин, президент Российской Ассоциации специалистов перинатальной медицины, академик РАН, профессор, д.м.н.

Об этом же говорит Алексей Мостовой, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных детей ГБУЗ Калужской областной клинической больницы, главный внештатный специалист-неонатолог Минздрава России в СКФО.

«Мать заявляет, что родила в 2:00 ночи, а в истории болезни фиксируется момент рождения 4:30. Исходя из официальных данных, 4:35 малыш уже был на аппарате ИВЛ, что сделать было физически невозможно. Именно с 4:30 до 7:30, до приезда реанимационной бригады, произошло ухудшение показателей. В 7:30 приходит заведующая родильным отделением (она же главный свидетель обвинения.) Татьяна Косарева и констатирует, что у ребенка температура всего 33 градуса. То есть всё это время никто ничего не делал. Зато всё прекрасно записывают на видео», – отметил Мостовой.

Николай Володин подчеркивает, что сторона обвинения при рассмотрении всех материалов дела даже не обратила внимания на заключение Территориального органа Росздравнадзора по Калининградской области. «После детальной проверки по этому делу надзорный орган выявил более 20 нарушений, которые не могли не повлиять на исход этого случая. Я потрясен, что следствие сделало свои выводы только на заключении комиссии экспертов со стороны обвинения, в которую входил и главный неонатолог Минздрава России, д.м.н. Иванов Д.О.. Комиссия сделала парадоксальный вывод: медицинскую помощь матери и ребенку оказывали с полным соблюдением действующих Порядков медицинской помощи по профилям «Акушерство и гинекология» и «Неонатология», а также клинических рекомендаций и медицинских стандартов. Как удалось главному специалисту Минздрава не заметить вопиющие нарушения, допущенные медицинскими работниками Родильного дома №4 города Калининграда, остается загадкой» –сказал он.

Когда проходили судебные заседания по делу, суд отказался привлекать Володина в качестве специалиста, мотивировав это тем, он неонатолог, а не токсиколог. «Нежелание заслушать в суде экспертное мнение врача-неонатолога с большим стажем работы можно рассматривать как поддержку судом генеральной линии обвинения, хотя имеющиеся в деле факты противоречат предварительным выводам, сделанным следователем», – завил он.

Однако суд не выслушал и мнение специалистов в области токсикологии, которые тоже опровергают версию о том, что причиной смерти ребенка стало введение смертельной дозы сульфата магния.

«Мы считаем, сульфат магния вообще не вводился. Правильно определять концентрацию магния в крови — не в органах, но количество магния в сыворотке крови и в плаценте эксперты не определяли. Формулы перерасчета магния из его концентрации в органах в кровь не существует в природе. При проверке формулы эксперта Филатова оказывается, что в крови взрослого человека должно было бы содержаться магния в 7-10 раз больше нормы. Обнаруженное в органах младенца содержание магния говорит только о том, что он попал в органы через плаценту. Если бы его ввели внутривенно, то его содержание в крови сразу бы повысилось, и анализ бы это четко определил. Анализ, на который ссылаются эксперты, говорит лишь о том, что магний в организме есть, а он и должен быть», — сообщила старший научный сотрудник Отделения острых отравлений соматопсихиатрических расстройств НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, председатель «Ассоциации клинических токсикологов»Галина Суходолова.

Вывод об отравлении магнием делается по следующим признакам: быстрый темп наступления смерти, признаки артериальной гипотензии, снижение частоты сердечных сокращений (брадикардия). Но эти признаки не являются характерными при отравлении магнием и проявляются при умирании от многих других причин.

«Брадикардия практически всегда предшествует остановке сердца у терминального больного. Да и просто у умирающего человека. Лишь в редких случаях остановка сердца может произойти на фоне стабильного регулярного ритма-при механической травме, фибрилляции желудочков, введении веществ, вызывающих острую остановку сердца. Механизм остановки сердца многогранен и имеет различные пусковые факторы», - поясняет Давид Беришвили, профессор, руководитель отделения детской кардиологии и кардиохирургии клиники Джераси, (Тбилиси, Грузия).

Позицию, что младенец не был отравлен магнием, поддерживает и Дмитрий Дегтярёв, главный неонатолог Минздрава России по ЦФО, доктор медицинских наук, профессор. «Этот ребенок родился не просто незрелым. Уже с момента рождения у него был низкий гемоглобин, или анемия. Откуда вообще взялась идея с магнием — непонятно, поскольку нет ни одного события, которое бы указало, что он вводился», – сказал он.

Владислав Романенко, доктор медицинских наук, профессор кафедры педиатрии Южно-Уральского государственного медицинского университета,отметил, что само состояние ребенка было оценено комиссией экспертов неверно. «Было указано, что ребенок родился в асфиксии средней тяжести. У ребенка имелась тяжелая асфиксия, тяжелый ацидоз, запредельная анемия, очень низкая температура тела в течение длительного времени. И на 1-ой минуте оценка ребенка по шкале Апгар была всего 1 балл, а не 3 балла, как пытается убедить суд сторона обвинения».

Тяжелая анемия в совокупности с тяжелой дыхательной недостаточностью и, по-видимому, выраженными гемодинамическими нарушениями (артериальное давление местными врачами до приезда Э.С. Сушкевич не контролировалось, динамического наблюдения за состоянием витальных функций не проводилось) быстро сделали патологический процесс необратимым. Комиссия экспертов во главе с главным внештатным неонатологом Минздрава России решила не обращать внимание на эти несоответствия, утверждая вопреки фактам, что состояние ребенка о было стабильным.

Объективности рассмотрения дела существенно мешает и то, что документация по этому делу была переписана сотрудниками роддома. «В деле оказалось два комплекта истории родов: в одной истории ребенок оформлен как мертворожденный, в другом - живорожденным. Что касается истории новорожденного, то она одна, но врачебная информация о последних часах жизни там отсутствует, в ней нет обязательной информации по динамике жизненно важных функций, анализы - в произвольном порядке», – заявил Дмитрий Дегтярёв.

«Хотелось бы оперировать какими-то фактами, те материалы, которые были представлены, к сожалению, фактов этих не имеют. Поэтому основные мои позывы участвовать в этом разбирательстве связаны с тем, что извращенные представления судмедэксперта в оценке и изначального состояния, и тяжести состояния больного, и возможности повлиять на состояние ребенка якобы вводимой магнезией, оставляют сомнения», – заявил главный внештатный детский анестезиолог-реаниматолог Минздрава России Сергей Степаненко.

Причиной скорой смерти ребенка, по мнению специалистов, стал непрофессионализм смены врачей роддома №4, которая его принимала.

Решения будет выносить коллегия присяжных. Сама Сушкевич настояла на том, чтобы дело рассматривалось присяжными, надеясь на их объективную оценку ситуации. Специалисты опасаются, что усилия суда, чтобы не допустить к выступлению перед присяжными заседателями любых экспертов и свидетелей, чья точка зрения отличается от официальной точки зрения следствия, не позволит присяжным вынести справедливое решение.

«Если эта вакханалия в отношении врачей продолжится – общество останется у разбитого корыта. В медицинском сообществе останутся те врачи, которые будут выполнять только инструкции, а не принимать все действия для спасения жизни людей», – заявил Дмитрий Дегтярёв.

Пресс-конференция прошла в онлайн режиме. В ней приняли участие около 500 врачей и журналистов. Мы очень просим донести содержание пресс-конференции до присяжных.

С записью можно ознакомиться здесь.

Другие новостиАппаратные совещанияНовости отраслиНовости членов Национальной Медицинской Палаты

Расшифровка пресс-конференции «Дело Сушкевич: слово профессионалов»

Наша пресс-конференция называется – Дело Сушкевич. Мнение профессионалов. Почему мы ее так назвали? Дело в том, что ведущим экспертам специалистам своего дела было отказано в судебном процессе, в участии в судебном процессе. Ни одному представителю профессионального сообщества, представленных защитой, не предоставили слова. А мы с вами прекрасно понимаем, что медицинскую ситуацию, объективность обстоятельств могут оценить только действительно профессионалы, специалисты своего дела. Именно поэтому Национальная Медицинская Палата сегодня предоставила такую возможность нашим уважаемым экспертам. Именно поэтому Национальная Медицинская Палата сегодня предоставила такую возможность нашим уважаемым экспертам. Они сегодня выскажутся на нашей площадке как в суде.

Медицинские работники должны иметь законодательно закрепленное право на обоснованный риск

Нацмедпалата предлагает внести существенные изменения в 72 статью о правах медицинских работников Федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», включив в нее понятия крайней необходимости и обоснованного риска. В Нацмедпалате полагают, что необходимо адаптировать эти нормы уголовного права для медицинских работников, чтобы врачи в определенных ситуациях не боялись рисковать ради спасения больного и при этом их действия не расценивались бы как правонарушения.

Национальная Медицинская Палата предлагает выделить в отдельную статью закона социальные гарантии для медицинских работников

В рамках развития поправок в Конституцию Союз медицинского сообщества «Национальная Медицинская Палата» предлагает внести изменения в законодательство, выделив в 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации отдельную статью «Социальные гарантии медицинским работникам». Для этого разработан социальный пакет для медработников, в который входит обеспечение служебным жильем, предоставление льготных ипотечных кредитов и другие меры социальной поддержки врачей.

Проводить независимую медицинскую экспертизу будут эксперты Союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата»

Проводить НМЭ будет независимая комиссия экспертов, формировать которую будут медицинские профессиональные некоммерческие организации. При этом медицинская организация должна одновременно соответствовать нескольким требованиям 76 статьи основного отраслевого закона № 323-ФЗ «ОБ основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Единственной медицинской профессиональной некоммерческой организацией в России, которая отвечает этим требованиям является Союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» (НМП).

Документальный фильм "Война глазами детей"

Леонид Рошаль: "В 1993 году я помогал детям с двух сторон фронта во время войны в Нагорном Карабахе. Одновременно записывал мнение детей о войне. А затем совместно с С. Бурневским сделал пронзительный фильм «Война глазами детей». Дети умнее взрослых. Приглашаю".

Национальная Медицинская Палата и Минздрав «перезагрузят» взаимоотношения

В ходе встречи на высшем уровне руководителей Минздрава и НМП стало очевидным, что соответствии в новыми актуальными задачами, необходимо пересмотреть и определить основной формат взаимодействия между НМП и Минздравом, прописать четкий регламент взаимодействия, возобновить деятельность Координационного совета по НМО и аккредитации, пересмотреть механизм взаимодействия по разработке нормативно-правовых актов. Как отметил Михаил Мурашко,все эти вопросы требуют подписания нового соглашения о сотрудничестве, которое выведет взаимодействие исполнительной власти и крупнейшей медицинской общественной организации страны на новый уровень. Ориентировочно такое соглашение может быть подписано в середине ноября текущего года.

Национальная медицинская палата обратилась к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину с просьбой взять под личный контроль расследование убийства врача

Трагедия случилась в ночь на 27 сентября 2020 года в городе Искитим Новосибирской области. Во время ограбления была зверски убита врач-кардиолог Кайгородова Людмила Тимофеевна, супруга главного врача Искитимской городской больницы.

Морозов предложил повысить роль профессиональных ассоциаций врачей

Профессиональные ассоциации врачей должны участвовать в оценке качества медпомощи и проведении профессиональных экспертиз при наступлении неблагоприятных событий. Разработкой соответствующего законопроекта занимается Комитет Госдумы по охране здоровья, сказал председатель комитета Дмитрий Морозов на заседании экспертного совета по качеству медицинской деятельности.

Обращение российских врачей к немецким коллегам о состоянии Навального. Полный текст

Нацмедпалата РФ обратилась к Врачебной палате Германии, чтобы создать совместную экспертную группу для оценки причин состояния Алексея Навального. "Мы все заинтересованы в правде. И если мы убедимся в том, что действительно было отравление у Алексея Навального, и его тяжелое состояние не связано с иными причинами – мы будем требовать возбуждения в России уголовного дела и принятия самых решительных мер"

Заявление Союза медицинского сообщества "Национальная Медицинская Палата"

Тем более нам не понятно предварительное предложение Минфина России уменьшить расходы на здравоохранение на 252,7 миллиарда рублей в 2021-2023 гг. При этом запланированное ранее финансирование здравоохранения, мы считали недостаточным, а теперь и оно уменьшается. Мы опять возвращаемся к прошлому.

Уменьшение расходов на здравоохранение в 2021-2023 гг. будет полностью противоречить только что принятым всенародным голосованием поправкам к Конституции Российской Федерации, характеризующих Российскую Федерацию как социальное государство, и вызовет полное непонимание как у населения в целом, так и в медицинском сообществе в частности.

Наши партнеры

Медицинский вестник